Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

books

(no subject)

«Хрущев подходит с козой к советско-китайской границе. На границе стоит Мао Цзэдун. Он говорит, что вход в Китай со свиньей строго воспрещается. Хрущев восклицает:

– Послушай, Мао, ведь это не свинья, а коза!

Мао парирует:

– Я как раз к козе и обращаюсь».

Василий Аксенов
ТАИНСТВЕННАЯ СТРАСТЬ
prague

О том, что третий храм обязательно построят





История 1
О том, что третий храм обязательно построят





– Ребе, где в Торе написано, что голова должна быть покрыта?
– Пожалуйста. Смотри: «И сошёл Моисей с горы к народу...»
– А где же тут о покрытой голове?
– Неужели ты думаешь, что он на людях был без кипы!




…Шёл 1312 год до н.э. Сорок дней и сорок ночей провел Моисей на горе Синай, после чего вернулся к людям и донес до них Завет Божий, начертанный на двух каменных скрижалях, содержащих 10 заповедей. Ещё Моисею была дарована Тора, включавшая 613 заповедей, исполнение которых было обязательным для всех евреев (248 заповедей повелений и 365 – запрета). Б-г также повелел Моисею, в точности с Его описанием, устроить Скинию (Мишкан) – переносной, в виде палатки, храм.

В центре огромного двора, ограждённого дорогими тканями, привешенными к столбам, построили большой шатер, разделенный занавесом на две части. Первая комната располагалась напротив входа и называлась Святым Местом. Здесь размещался Жертвенник всесожжения, золотая Менора – семисвечный светильник и стол с ритуальным хлебом, на котором лежало 12 «хлебов предложения», символизировавших 12 колен Израилевых. Хлебы обновлялись раз в неделю. Второе помещение, скрытое занавесом, называлось «Святая Святых», внутри него хранился Ковчег Завета.


Ковчег


Тора рассказывает о его создании так: После дарования Торы на горе Синай Всевышний сказал Моисею: “И устроят они (сыны Израилевы – В.Ч.) Мне святилище, и буду обитать посреди их… Сделайте ковчег из дерева ситтим (акация – В.Ч.); длина ему два локтя с половиною (локоть – мера длины примерно 52 см – В. Ч.), и ширина ему полтора локтя, и высота ему полтора локтя. И обложи его чистым золотом; извнутри и снаружи покрой его; и сделаешь наверху вокруг его золотой венец. И вылей для него четыре кольца золотых, и утверди на четырёх нижних углах его: два кольца на одной стороне его, два кольца на другой стороне его. Сделай из дерева ситтим шесты, и обложи их золотом. И вложи шесты в кольца по сторонам ковчега, чтобы посредством их носить ковчег… И положи в ковчег откровение, которое Я дам тебе. Сделай также крышку из чистого золота… И сделай из золота двух херувимов … Там Я буду открываться тебе и говорить с тобою над крышкою посреди двух херувимов, которые над ковчегом откровения, о всем, что ни буду заповедовать через тебя сынам Израилевым” (Исход 25:8 – 22).
Collapse )

Ранее опубликованное из этой книги

Галут. Истории Еврейской Географии, Вступление
Глава 24, О КИТАЙСКИХ ЕВРЕЯХ И ЕВРЕЙСКИХ КИТАЙЦАХ
matrioshka

Владимир Фридман - Кто разбудил Ленина?

http://rutube.ru/tracks/1969092.html?v=c2611547cec76d0e8592428404a2cecc

Любовь к Добру сынам дворян жгла сердце в снах,
А Герцен спал, не ведая про зло...
Но декабристы разбудили Герцена.
Он недоспал. Отсюда все пошло.

И, ошалев от их поступка дерзкого,
Он поднял страшный на весь мир трезвон.
Чем разбудил случайно Чернышевского,
Не зная сам, что этим сделал он.

А тот со сна, имея нервы слабые,
Стал к топору Россию призывать,-
Чем потревожил крепкий сон Желябова,
А тот Перовской не дал всласть поспать.

И захотелось тут же с кем-то драться им,
Идти в народ и не страшиться дыб.
Так родилась в России конспирация:
Большое дело - долгий недосып.

Был царь убит, но мир не зажил заново.
Желябов пал, уснул несладким сном.
Но перед этим побудил Плеханова,
Чтоб тот пошел совсем другим путем.

Все обойтись могло с теченьем времени.
В порядок мог втянуться русский быт...
Какая *** разбудила Ленина?
Кому мешало, что ребенок спит?

На тот вопрос ответа нету точного.
Который год мы ищем зря его...
Три составные части - три источника
Не проясняют здесь нам ничего.

Он стал искать виновных - да найдутся ли?-
И будучи спросонья страшно зол,
Он сразу всем устроил революцию,
Чтоб ни один от кары не ушел.

И с песней шли к Голгофам под знаменами
Отцы за ним, - как в сладкое житье...
Пусть нам простятся морды полусонные,
Мы дети тех, кто не доспал свое.

Мы спать хотим... И никуда не деться нам
От жажды сна и жажды всех судить...
Ах, декабристы!.. Не будите Герцена!..
Нельзя в России никого будить.

(Наум Коржавин)
prague

Московская выставка дает слово еврейским солдатам Красной армии

Московская выставка дает слово еврейским солдатам Красной армии
Анна Рудницкая

МОСКВА (JTA) – Лев Файн, еврейский солдат Красной армии, вернулся домой в Минск в 1945 году, где и нашел письмо о том, что его семья была уничтожена нацистами, и о страшных последствиях для белорусских евреев нацистской оккупации.

«Отец и дядя Файна погибли на третий день пребывания в гетто – 3 августа. Мать, Маня и Бэллочка, тетя Файна и ее дочь – 20 ноября, во вторую акцию массового уничтожения. К началу 1942 года я была единственной, оставшейся в живых», -- говорится в письме, написанном женой друга, которой чудом удалось уцелеть.

Это письмо Фейну - ему сейчас уже 95 лет и живет он в Соединенных Штатах - вошло в экспозицию солдатских писем и выдержек из их дневников времен Второй мировой войны, открывшейся на этой неделе в Москве в Центральном музее Великой отечественной войны.

Выставка, названная «Письма и воспоминания еврейских солдат Красной армии», -- часть документального проекта, авторы которого собрали свидетельства примерно 900 ветеранов войны, живущих в 10 странах, многие в Соединенных Штатах. На выставке, которая продлится один месяц, также экспонируются фотографии и видеозаписи.
«Эта война в советской истории долгое время представлялась как война небожителей и героев. Ее главными персонажами были генералы и политические лидеры, -- сказал Олег Будницкий, директор Международного исследовательского центра российского и восточноевропейского еврейства, на церемонии открытия выставки. – Пришло время дать слово рядовым участникам. Более 30 миллионов человек служили в Красной армии во время Второй мировой войны; 450.000 из них – евреи».

По оценкам демографов, около 150.000 евреев, служивших в Красной армии, погибли во время Второй мировой войны. Кроме того, погибли более 2 миллионов еврейских граждан, не служивших в армии, – что составляет более 10% советских военных потерь, хотя евреи составляли всего 2% населения.

Эта выставка - проект Архивного фонда Блаватника, некоммерческой организации, созданной Леонардом Блаватником, американским миллиардером советского происхождения. Он приехал в Москву на церемонию открытия выставки.

«Я хочу как-то документировать роль евреев в истории войны, хочу представить их не только как жертв, но и как героев, -- сказал он корреспонденту JTA. – Очень важно собрать этих свидетелей сейчас, пока эти люди живы.
На московской выставке представлена лишь небольшая часть нашего архива. Мы хотим поделиться информацией, которую собираем, с Центром еврейской истории в США и со многими другими организациями - университетами, школами, библиотеками».

Большинство из 900 интервью были взяты за пять лет дуэтом, отцом и дочерью, бывших советских граждан – координатором проекта Юлией Червинской и директором по интервью Леонидом Рейнисом. Их работа пока еще не завершена.

«У большинства людей, с которыми мы говорили, раньше никто не брал интервью, -- говорит Рейнис. – Они декламировали стихи, плакали, замолкали и говорили: ‘Прости, милый, это было так много лет назад, я не помню…’ А потом говорили мне: ‘Спасибо тем, кто тебя послал, за то, что помнят’».

Среди присутствовавших на открытии выставки был Борис Стамблер, которого в 1941 году в возрасте 16 лет отправили в Брянск. Он и его отец оба воевали и вернулись с войны.

«Когда меня интервьюировали для этой выставки, то среди прочего спросили, был ли во время войны антисемитизм, -- вспоминает Стамблер, живущий в Москве. – Я ответил, что в нашей армии служили люди почти 30 национальностей. Мы ели из одного котелка, и кровь у нас была одного цвета».

По словам Червинской, почти 99 процентов ветеранов ответили, что не испытывали антисемитизма в то время. Часто при этом они добавляли: мы чувствовали, что должны быть сильнее и смелее других, «чтобы не позволить им назвать евреев трусами».