?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry





История 1
О том, что третий храм обязательно построят





– Ребе, где в Торе написано, что голова должна быть покрыта?
– Пожалуйста. Смотри: «И сошёл Моисей с горы к народу...»
– А где же тут о покрытой голове?
– Неужели ты думаешь, что он на людях был без кипы!




…Шёл 1312 год до н.э. Сорок дней и сорок ночей провел Моисей на горе Синай, после чего вернулся к людям и донес до них Завет Божий, начертанный на двух каменных скрижалях, содержащих 10 заповедей. Ещё Моисею была дарована Тора, включавшая 613 заповедей, исполнение которых было обязательным для всех евреев (248 заповедей повелений и 365 – запрета). Б-г также повелел Моисею, в точности с Его описанием, устроить Скинию (Мишкан) – переносной, в виде палатки, храм.

В центре огромного двора, ограждённого дорогими тканями, привешенными к столбам, построили большой шатер, разделенный занавесом на две части. Первая комната располагалась напротив входа и называлась Святым Местом. Здесь размещался Жертвенник всесожжения, золотая Менора – семисвечный светильник и стол с ритуальным хлебом, на котором лежало 12 «хлебов предложения», символизировавших 12 колен Израилевых. Хлебы обновлялись раз в неделю. Второе помещение, скрытое занавесом, называлось «Святая Святых», внутри него хранился Ковчег Завета.


Ковчег


Тора рассказывает о его создании так: После дарования Торы на горе Синай Всевышний сказал Моисею: “И устроят они (сыны Израилевы – В.Ч.) Мне святилище, и буду обитать посреди их… Сделайте ковчег из дерева ситтим (акация – В.Ч.); длина ему два локтя с половиною (локоть – мера длины примерно 52 см – В. Ч.), и ширина ему полтора локтя, и высота ему полтора локтя. И обложи его чистым золотом; извнутри и снаружи покрой его; и сделаешь наверху вокруг его золотой венец. И вылей для него четыре кольца золотых, и утверди на четырёх нижних углах его: два кольца на одной стороне его, два кольца на другой стороне его. Сделай из дерева ситтим шесты, и обложи их золотом. И вложи шесты в кольца по сторонам ковчега, чтобы посредством их носить ковчег… И положи в ковчег откровение, которое Я дам тебе. Сделай также крышку из чистого золота… И сделай из золота двух херувимов … Там Я буду открываться тебе и говорить с тобою над крышкою посреди двух херувимов, которые над ковчегом откровения, о всем, что ни буду заповедовать через тебя сынам Израилевым” (Исход 25:8 – 22).

Если Вы обратите внимание на размеры ковчега, то заметите, что они вполне соответствуют «золотому сечению» (больший размер так относится к меньшему, как их сумма к большему). «золотым» назвал его Леонардо да Винчи, считавший такое сечение идеальным. Современные психологи считают его умиротворяющим.

Шатёр покрывали два слоя специально изготовленных шерстяных покрывал голубого, пурпурного и красного цвета. Двор скинии был также отделен от внешнего пространства шерстяными покрывалами, имеющими те же цвета, что и покрывала шатра.

После того как Скиния была готова, Моисей освятил ее со всем, что в ней находилось священным мирром, и она стала Домом Господа на земле. Главным сокровищем Скинии был Ковчег Завета, где хранились две каменные скрижали Завета, данные Моисею Б-гом, золотая чаша с манной небесной, которая питала еврейский народ во время 40-летнего скитания по пустыне, а также жезл брата Моисеева Аарона, расцветший в доказательство того, что именно его, Б-г избрал первосвященником.

Один раз в году, в День Искупления, первосвященник, и никто другой, окроплял крышку Ковчега Завета кровью жертвенного животного в искупление прегрешений всего народа Израильского.

Первое Святилище – Скиния служила евреям 480 лет, во всех походах и скитаниях Ковчег Завета был вместе с народом.

Царь Давид, выйдя из Хеврона – традиционного центра колена (рода) Иуды, направился со своим войском в поход, чтобы взять город Иршалем (иначе называемый крепостью Сион) и сделать его столицей Иудейского царства. Обойдя позиции филистимлян, Давид атаковал их с тыла и одержал окончательную победу над заведомо более сильным противником. Город, который царь назвал Иерушалаимом (Иерусалимом), стал столицей иудеев. В неё царь Давид бережно перенес Ковчег Завета. И хотя самому Давиду не было дано благословение на строительство, ему было возвещено, что Храм должен быть построен его младшим сыном Соломоном, мудрое царствование которого не будет запятнано кровью, пролитой в войнах. Поэтому Давид возвел на горе Мориа только алтарь.

Гора Мориа с незапамятных времен считалась у евреев священным местом. По легенде на ней Господь заложил краеугольный камень, когда приступил к созданию мира. Здесь совершил жертвоприношение Ной после Великого Потопа. Здесь Авраам устроил жертвенник, к которому привел своего любимого сына Исаака, дабы, принеся его в жертву, доказать свою преданность Богу. Здесь ангел посланец Господа отвёл от мальчика занесённую с ножом руку. Здесь Иаков увидел вещий сон, в котором Господь, стоящий на уходящей в небо лестнице сказал: «Я Господь, Бог Авраама, отца твоего, и Бог Исаака. Землю, на которой ты лежишь, Я дам тебе и потомству твоему» (Бытие 28:13).

На четвёртом году своего царствования Соломон (в 967 году до н.э.) решил выполнить последнюю волю своего отца и воздвигнуть в Иерусалиме именно на этом месте храм по плану, разработанному его отцом совместно с Верховным Судом (Синедрионом). Прообразом Храма стала описанная Б-гом Скиния.

Скиния


Царь Соломон послал к Хираму, царю Тирскому, сказать: "Ты знаешь, что Давид, отец мой и твой друг, не мог построить дом имени Господа Бога своего по причине войн с окрестными народами. Ныне же Господь даровал мне покой отовсюду, нет больше препятствий. И я намерен по обету, данному отцу, построить Храм. Прикажи нарубить кедров и кипарисов. Я дам своих рабов, а за работу твоих мастеров заплачу, потому что нет у нас специалистов таких, как у тебя". Договор был заключен. Дерево доставляли по морю в Яффу, а оттуда израильские носильщики перетаскивали его в Иерусалим. Для ускорения рубки леса в горах Ливана Соломон приказал создать тридцатитысячную армию подневольных ханаанских рабочих. Армия подразделялась на десятитысячные группы, отправлявшиеся поочерёдно на несколько месяцев в Тир, чтобы помогать финикийцам рубить деревья и вязать плоты. Царь Хирам прислал в Израиль лучших мастеров во главе с замечательным художником-умельцем тоже Хирамом, мастером по литью и обработке золота, серебра и бронзы. За доставку строительных материалов Соломон обязался платить ежегодно двадцать тысяч мер пшеницы, двадцать тысяч вёдер вина и двадцать тысяч мер лучшего оливкового масла. Одновременно в Израиле была создана армия рабочих, в принудительном порядке работавших на стройке. Она состояла из порабощённых ханаанеян и насчитывала 150 тысяч человек. 80 тысяч из них работали каменотёсами в заиорданских горах, а 70 тысяч переносили обработанные камни на строительную площадку в Иерусалиме. При строительстве «употребляемы были только обтёсанные камни; ни молота, ни тесла, ни всякого другого железного орудия не было слышно в храме при строении его» (3-ья Книга Царств,6:7), ведь железо напоминало бы о мече, символизирующем борьбу и кровь. Работой руководили 3300 израильских надзирателей.

По истечении 7 лет после начала строительства Храм был закончен. Его воздвигли на холме, вершину которого срезали и сровняли. Для расширения площадки её окружили вертикальной подпорной стеной из каменных глыб, скреплённых оловом. На вершину холма вела дорога, по которой входили во внешний двор, где всегда толпились паломники и жители Иерусалима. Вторая стена окружала внутренний двор – основное место религиозных обрядов. Посреди двора стоял жертвенник всесожжения, на котором горел вечный огонь. Рядом находилось «медное море» – отлитая Хирамом в Заиорданских горах медная цистерна с водой для обмывания жертвенных животных. Гигантский сосуд покоился на двенадцати медных быках, по три с каждой из четырёх сторон света. По подсчётам историков это «море» весило 35 тонн.

В плане главное здание было продолговатой формы и состояло из трех смежных помещений одинаковой ширины – притвора (улам), зала (хехал) и Святая святых (двир). Длина храма составляла около 35 м, ширина – около 10 м. С трех сторон (за исключением восточной) Храм был опоясан примыкавшей к нему трехэтажной галереей, высота которой составляла 7,5 м. Каждый этаж здания делился приблизительно на 30 комнат, в которых хранилась храмовая утварь, казна и наиболее ценные военные трофеи.

Юлиус Карольсфельд «Соломон строит храм»


Обшитые кедром стены зала были украшены резными барельефами херувимов и цветов. Предполагалось, что эти изображения будут напоминать о пребывании человека в садах Эдема. Паркет был из полированных кипарисовых досок. Здесь стоял позолоченный стол из кедра для хлебных приношений, алтарь из литого золота для курения ладаном, золотые светильники и другая утварь. Жрецы следили, чтобы заполненные чистым оливковым маслом светильники никогда не угасали.

Двир – полутёмный зал в форме куба – был Святая Святых, ибо в нём хранился Ковчег Завета. Над Ковчегом простирали крылья два огромных херувима, вырезанных из масличного (оливкового) дерева и покрытые толстым слоем золота. Золотом же были облицованы стены двира. От зала он был отгорожен стеной из позолоченного кедра, двери в него были всегда открыты, но вход прикрывал полотняный занавес, расшитый херувимами и цветами. Ряд источников полагает, что двир стоял на «камне основания» (эвен штия). Сегодня этот священный для иудеев и христиан скалистый выступ возвышается примерно на 1,5 м. над полом мечети Омара.

Установка Ковчега Завета в храме сопровождалась большим торжеством.

Право совершать службу в Храме принадлежало коэнам, потомкам первосвященника Аарона. (Возможно, кто-нибудь встречал это слово в другом написании – «кохен». Так тоже правильно. А уж фамилию Коган (Каган), происходящую от этого корня, знают все). Коэнам помогали левиты, исполнявшие обязанности певчих, привратников, хранителей храмовой казны, при исполнении обрядов они помогали священникам.

Вокруг главного жертвенника во дворе храма собрались старейшины израильских племён, жрецы в белых полотняных одеждах и вельможи. Соломон в пурпурном расшитом плаще и золотом царском венце восседал на престоле. Сзади выстроились пятьсот воинов личной гвардии царя со щитами из чистого золота.

Торжество началось столь крупным жертвоприношением, что число животных предназначенных для всесожжения невозможно было сосчитать.

Реконструкция интерьера храма Соломона (автор Charles Chipiez)


Среди дыма и запаха горелого мяса левиты на плечах внесли сияющий ковчег. Хор левитов запел гимн. Пение сопровождалось игрой на лирах, арфах, цимбалах, флейтах, барабанах. Одних только жрецов-трубачей было 120.

Золотой ковчег поставили на место, расшитый занавес опустился. С тех пор никому, кроме верховного жреца не разрешалось видеть ковчег. Да и он мог находиться рядом со святыней только очень короткое время раз в году в Судный день (Йом-Кипур).

Соломон встал с престола и, простерев руки к небу, воскликнул: «Господи, возлюбил я обитель дома твоего и место жилища славы твоей!» Затем помолчал, пока не улеглось эхо, и в покорной молитве попросил Яхве не лишать народ Израиля своей милости.

Когда священники вышли из Святилища, облако наполнило Дом Господень, ибо Шехина (от евр. «шакан» – обитать), символизирующая видимое присутствие Бога среди людей, вошла в него. В библейские времена было засвидетельствовано три явления Шехины: первая – на горе Синай, когда Моисей получил Скрижали Завета, вторая – во время освящения Моисеем Скинии и третья – во время освящения Храма, построенного царем Соломоном.

Начались четырнадцатидневные празднества. Не было в Израиле человека, который бы не участвовал грандиозном жертвоприношении и не предоставил бы хотя бы одного вола или овцу.

Иерусалимский Храм не был предназначен для молитвы, главным действом, происходившим в нем, было таинство жертвоприношения, призванное очищать от грехов. Возведение Иерусалимского Храма определило значение Иерусалима как исключительного места, места притяжения буквально всего еврейского народа. Любое событие, происходящее в жизни еврея, должно было сопровождаться принесением жертвы. Кровью жертвы, которую зарезали в Храме, кропили Жертвенник, затем каждый приносивший жертву должен был забрать ее себе, зажарить и в тот же день съесть в Иерусалиме на праздничной трапезе вместе с родственниками и друзьями.

Помимо этого, Храм был также и главным экономическим центром Иудейского государства, так как его хранилище было фактически государственной казной. Именно из Храмовой казны выделялись средства на ежегодную починку и строительство дорог. А поскольку и частная, и общественная жизнь каждого еврея должна была точно соответствовать религиозным законам, то Храм являлся еще и основным центром судебной государственной системы.

Его значение в жизни еврейского народа трудно было переоценить. Тем ужаснее стало его разрушение. «...в девятнадцатый год Навуходоносора, царя Вавилонского (586 год до н.э.), пришел Навузардан, начальник телохранителей, слуга царя Вавилонского, в Иерусалим и сжег Дом Господень и дом царя, и все домы в Иерусалиме, и все домы большие сожег огнем, и стены вокруг Иерусалима разрушило войско Халдейское, бывшее у начальника телохранителей» (Четвёртая Книга Царств 25:8-10).

Агада рассказывает, что разрушение Храма произошло 9–го Ава, на исходе субботнего дня. Первосвященник были зарезан у жертвенника, там, где он изо дня в день приносил жертвоприношения. Там же была зарезана и его дочь. Еврейский мыслитель Элиягу Ки–Тов пишет в «Книге нашего наследия»: «Наши мудрецы рассказывают, что в момент гибели Первого Храма молодые коэны собрались на крыше Храма, держа в руках ключи от него, и обратились к Всевышнему с такими словами: «Властелин мира! Поскольку мы не удостоились чести стать верными хранителями Твоего наследия, мы передаём Тебе эти ключи». После этого они подбросили ключи к небу. С неба спустилась рука и забрала ключи. И тогда коэны с трубами и другими музыкальными инструментами бросились с крыши в огонь и погибли». Большинство жителей Иерусалима были убиты, оставшиеся взяты в плен и угнаны в рабство в Вавилонское царство. Долгие годы длилось вавилонское рабство еврейского народа, посланное им Богом во искупление грехов, в течение которых они были отлучены от Земли Обетованной и от руин священного Храма.

В годы вавилонского плена, в котором находился и пророк Иезекииль, было ему видение от Бога, в котором он видел в деталях новый Храм, стоящий на том же месте, что и Храм Соломона. Но лишь в 541 году до н.э. с разрешения персидского царя Кира, покорившего Вавилонию, в Иерусалим начали возвращаться из плена первые «перемещённые лица», ведомые старейшиной Заровавелем, отпрыском дома Давида. В 515 году примерно через 70 лет после разрушения Первого храма и спустя 15 лет после закладки Заровавелем Храма он был, наконец, возведен. При освящении Второго храма были принесены в жертву 100 быков, 600 голов мелкого скота и в качестве очистительной жертвы – 12 козлов – по числу колен Израиля. Второй Храм Иерусалимский не был столь внушителен и великолепен, как Первый. Старики, видевшие в молодости прежний Храм во всем его великолепии, «плакали громко». Нельзя не сказать и о том, что во Втором Храме уже не было Ковчега Завета, по легенде, он был увезен в Вавилон после разрушения Храма, а на его месте находилась лишь мраморная плита.

Журналист и писатель Владимир Соловьёв сообщает об эфиопской легенде, согласно которой сын царицы Савской и царя Соломона вывез из Иерусалима настоящий Ковчег Завета, оставив в Иерусалиме подделку. Оригинал – величайшую в мире святыню – никому не дано увидеть. Книга об исчезнувших Скрижалях Завета может стать ещё более захватывающей, чем детективная история о поисках чаши Грааля в «Коде да Винчи» Дэна Брауна.

В долгой истории Второго Иерусалимского Храма было всякое. В 175–163 годах до н.э. во времена сирийского царя Антиоха Епифана IV, под чьим управлением в то время находилась Иудея, Храм был осквернен, и служба в нем приостановилась вплоть до 167 года до н.э. Но в 164 году до н.э. после восстания Маккавеев он был очищен от скверны, обновлен, а церемония Жертвоприношения возобновлена. С этих пор был установлен еврейский праздник Ханука, посвященный очищению Храма.

Храм Ирода. Общий вид.


На 18-й год своего правления царь Ирод I принял решение перестроить Храм. Чтобы не вызвать страха и гнева в народе, Ирод, прежде чем снести существующие строения, приготовил все необходимое для строительства. Были заранее заготовлены все строительные материалы и почти тысяча телег для транспортировки камня. Поскольку святыня воздвигалась на священной земле, простые смертные не могли ступать на неё. Поэтому около полутора тысяч священников были обучены строительному мастерству, чтобы они могли произвести всю необходимую работу во внутренней части Храма. Строительство велось с тщательным соблюдением всех требований Галахи и не прерывалось даже ночью. Были приняты все необходимые меры, чтобы строительство не мешало регулярному отправлению храмового культа.


Прежде всего, Ирод увеличил вдвое площадь, занятую храмом. Для чего были возведены высокие и мощные подпорные стены, а пространство за ними засыпано щебнем. Верхние 12 метров этой насыпи скрывали в себе сложную систему коридоров.

Талмуд утверждает, что «тот, кто не видел храма Ирода, никогда в жизни не видел красивого здания». Иосиф Флавий его видел и описал в «Иудейской войне»: «...Все галереи были двойные, двадцатипятилоктевые столбы, на которых они покоились, состояли каждый из одного куска самого белого мрамора; покрыты же они были потолками из кедрового дерева. Высокая ценность этого материала, красивая отделка и гармоничное сочетание его представляли величественный вид, хотя ни кисть художника, ни резец ваятеля не украшали здания снаружи... Непокрытые дворовые места были вымощены везде разноцветной мозаикой... Лестницы, в пять ступеней каждая, вели к воротам…Девять из этих ворот были от верха и до конца сплошь покрыты золотом и серебром, равно как косяки и притолоки... (В этих ворота и в аркадах, окружающих площадку сидели вызвавшие гнев Иисуса менялы, конвертировавшие деньги со всего мира в шекели – В. Ч.) Западная сторона не имела никаких ворот, стена закрывала ее наглухо...

К самому зданию храма, возвышавшемуся посередине, т. е. к святилищу, вели двенадцать ступеней. Фронтон здания имел, как в высоту, так и в ширину, сто локтей; задняя же часть была на сорок локтей уже. Передние ворота храма, семидесяти локтей вышины и двадцати пяти ширины, не имели дверей - это была эмблема бесконечного открытого неба.

Внешний вид храма представлял все, что только могло восхищать глаз и душу. Покрытый со всех сторон тяжелыми золотыми листами, он блистал на утреннем солнце ярким огненным блеском, ослепительным для глаз, как солнечные лучи. Чужим, прибывавшим на поклонение в Иерусалим, он издали казался покрытым снегом, ибо там, где он не был позолочен, он был ослепительно бел. Вершина его была снабжена золотыми заостренными спицами для того, чтобы птица не могла садиться на храм и загрязнять его. Каменные глыбы, из которых он был построен, имели до сорока пяти локтей длины, пяти - толщины и шести - ширины. (20 м х 2,5 м х 3 м). Перед ним стоял жертвенник вышиной в пятнадцать локтей, тогда как ширина и длина его были одинакового размера в пятьдесят локтей.

Первосвященник


...Он (первосвященник – В.Ч.) совершал священную службу в поясе, прикрывавшем тело от чресл до голеней, в льняной нижней одежде и гиацинтово-голубой, достигавшей до ног, обхватывавшей все тело, верхней одежде, обшитой кистями. К кистям привешены были золотые колокольчики... Поверх этого он носил еще наплечное одеяние, вышитое из тех же цветных тканей с преобладанием золота. Покрой этого облачения походил на панцирь, две золотые застежки скрепляли его, и в эти золотые застежки были вправлены красивейшие и величайшие сардониксы, на которых были вырезаны имена колен народа... Голову покрывала тиара, сотканная из виссона и гиацинтово-голубой материи; ее обвивала кругом золотая диадема с надписанными священными буквами. Это облачение он не носил во всякое время, так как для обычного ношения употреблялся более легкий убор, а только тогда, когда входил в Святая Святых, и то один раз только в году, когда все иудеи в честь Бога постились».

Перед восхождением на Храмовую гору следовало снять обувь. Многие считали нужным приходить в белых одеждах.

Для отвода огромного количества крови жертвенных животных (иногда в ритуале жертвоприношения принимали участие до 700 священников) была устроена специальная дренажная система. Храм потреблял в течение года около 300 килограмм дорогих благовоний. Женщины из семьи священника, ведавшего благовониями, не пользовались духами, чтобы избежать подозрений и обвинений в воровстве (так блюлась репутация).

Когда Иудея находилась под чужеземной властью, правители неоднократно делали крупные пожертвования в пользу Храма. Царь Дарий пожертвовал деньги на завершение строительства Второго Храма. Птолемей Филадельф подарил храму золотую утварь. Селевк IV и Антиох III дарили деньги на жертвоприношения и стройматериалы. Всевозможные дары присылали римские правители.

С началом антиримского восстания были прекращены жертвоприношения за благополучие римского императора.

Весной 70-го года римский военачальник Тит, сын императора Веспасиана, подошел со своим войском к городу и осадил его. Долгих 5 месяцев длилось отчаянное сопротивление его защитников, но силы были чересчур неравными. По сведениям раввина и писателя Макса Даймонта у осаждавших было 70 тысяч пеших солдат, 10 тысяч всадников, тысячи осадных орудий. В городе голод косил ежедневно сотни и сотни жителей. Улицы Иерусалима заполнили горы трупов.

Слово Лиону Фейхтвангеру («Иудейская война»): «Перед собой евреи видели римлян, за спиной была пропасть... Искусно построились они (солдаты Пятого римского легиона – В.Ч.) в четыре ряда перед колоннадами, затем подожгли кедровые балки крыши. Это было действительно ужасно занятно, когда те, в зале, заплясали, и первых, хотевших выбежать, солдаты тут же прикончили. Как они карабкались куда-то, прыгали в пропасть, как они колебались, избрать ли смерть от меча, или в огне, или в пропасти. С интересом наблюдали солдаты, с какой нерешительностью запертые в зале евреи избирали ту или иную смерть. С удовлетворением узнавали легионы издавна знакомый им предсмертный вопль: "Слушай, Израиль, Ягве един!" Они часто слышали эти слова, но не из стольких уст одновременно, "Ягве, Ягве!" И они передразнивали, крича: "Яа, Яа, Яа", – как ослы. Среди запертых в этом зале были двое господ из Великого совета, которых полковник Павлин знал лично: Меир бар Белгас и Иосиф бар Далай. Павлин предложил обоим приблизиться, сдаться ему. Он обещал пощадить их. Но они остались, пока колоннада не обрушилась, – они хотели погибнуть с остальными, – это – жертва всесожжения Ягве. Священники, на которых пал жребий, выполнили все детали служения, словно вокруг не происходило ничего необычного. Они облачились, вычистили алтарь, священные сосуды, как делали ежедневно. Уже показались первые языки пламени, уже появились первые римляне – священники проходили через сутолоку, словно ничего не видя. Сначала римляне не трогали священников в белых одеждах с голубыми иерейскими поясами. Затем прикончили их, как и остальных. Они констатировали с некоторым удовлетворением, что человек с голубым иерейским поясом, служитель этого Ягве, если ему в тело загнать железо, умирает совершенно так же, как и всякий другой».

Второй Храм запылал 9-го ава (10 августа), в тот же самый день, когда был разрушен Храм Соломона. Он горел в течение 10 дней. К сентябрю весь Иерусалим был превращен в руины, а Храмовая Гора была распахана. Было пленено почти 100 000 жителей, а погибших от меча, голода и плененных за время войны, по свидетельству Иосифа Флавия, насчитывалось около 1 миллиона 100 тысяч. Менора и алтарь из разрушенного Храма по приказу Тита были отправлены в Рим. Разрушение Иерусалима и сожжение Храма положило начало рассеянию евреев по всему миру.

Талмудическая традиция говорит, что когда Храм был разрушен, все Небесные Врата, кроме одних, Ворот Слез, закрылись, а Западная стена, оставшаяся от Второго Иерусалимского Храма, получила название Стена Плача, так как слезы всех евреев, оплакивающих свой Храм, проливаются здесь. Существует предание и о том, что во время возведения Второго Храма Западную стену строили бедняки, которые вложили в нее весь свой труд и всю свою душу. И что при разрушении Храма с небес спустились ангелы и распростерли над этой стеной свои крылья, произнеся: «Эта стена, труд бедняков, никогда не будет разрушена».

Эта стена была построена во время расширения площади верхушки горы при перестройке Храма. Она сложена из тёсаных камней весом до 200 тонн. В стене 27 рядов камней, а её высота 18 метров. Более 100 лет тому назад английский археолог Уоррен установил, что под землёй есть ещё 19 рядов кладки фундамента Стены, опирающегося на скалу.

Опять цитата (Голда Меир «Моя жизнь»): «… Но в первый раз я увидела, как евреи – мужчины и женщины – молились и плакали перед ней и засовывали «квителах» – записочки с просьбами к Всемогущему – в её расщелины. Значит, вот что осталось от прежней славы, подумала я, вот, значит, и всё, что осталось от Соломонова храма. Но, по крайней мере, она на месте. И тогда я увидела в этих ортодоксальных евреях с их «квителах» – выражение веры в будущее, отказ нации признать, что ей остались только эти камни».

И далее: «…Парашютисты в форме, с талесами на плечах, приникли к Стене так тесно, что, казалось, их невозможно от неё отделить. Они со Стеной были одно. Всего за несколько часов перед тем (начало июня 1967 года – В.Ч.) они отчаянно сражались за освобождение Иерусалима и видели, как во имя этого падали их товарищи. Теперь, стоя перед стеной, они закутались в талесы и плакали, и тогда я взяла листок бумаги, написала на нём слово «шолом» (мир) и засунула его в расщелину…И один из солдат (вряд ли он знал, кто я такая) неожиданно обнял меня, положил голову мне на плечо, и мы плакали вместе».

***

Рассказывают, будто Наполеон, проезжая по Парижу, увидел возле синагоги плачущих людей. Это происходило 9 ава (июль–август) – в день памяти разрушения Иерусалимского храма. Он спросил сопровождающего генерала, о чем плачут эти люди. Генерал ответил: «Они плачут по храму, который был разрушен около 18 веков назад». Император был поражен такой памятью и сказал сопровождающим: «Если они скорбят почти 1800 лет, то они обязательно его отстроят».

У Стены Плача






Ранее опубликованное из этой книги

Галут. Истории Еврейской Географии, Вступление
Глава 24, О КИТАЙСКИХ ЕВРЕЯХ И ЕВРЕЙСКИХ КИТАЙЦАХ

Profile

splash
elinka
Элинка
Website

Latest Month

January 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com