Элинка (elinka) wrote,
Элинка
elinka




Ничего не знала о шести миллинах до отъезда. Не говорили у нас дома об этом. В Италии прочитала "6 миллионов обвиняют" и вот уже 27 лет никак не могу понять.
В детстве была у меня книга Людвика Ашкенази "Черная шкатулка", которую я зачитала до дыр.
Книгу родители привезли с собой.




дыши, дыши!


Так вылезай, осторожно, не торопись, не бойся,
сдалась тебе эта канализация!
Канализация — для крыс, а не для такого красивого жидочка, как ты.
Дыши, дыши!
Легкие у тебя хорошие?
Такой красивый парень, а прячется в канализации...
Как тебя зовут? Коган или Кац? Или Хаймович?
Дыши, дыши,
еще немножко можешь подышать.







барашек


Ты еще не умеешь ходить?
Говорить умеешь? А ходить нет?
Я тебя научу.
Смотри, как надо ходить.

В субботу нам уже шагать в трубу,
в которой немцы сделают из нас барашков.
Посмотри вверх. Видишь, вон... маленькое, розовое!
То облачко, что убегает вдаль...
Это мой товарищ Яша Винер. Он уже не живет.

Ты что плачешь? Хочешь стать барашком? Вон там, высоко-высоко!
Но что с тобой делать, когда ты не умеешь ходить?

Ладно, не плачь, я тебя научу, чтобы в субботу
ты сам дотопал.

Начальник лагеря говорил: „Эй вы, большие дурни,
вы должны быть этим маленьким балбесам
вместо тателе и мамеле!
Зарубите себе на носу, вы, большие балбесы!"







некролог маленького Давида


Никто и не заметил, что в прошлую войну
среди пропавших без вести был мальчик по имени
Давид.
Его последний вопрос был: — Скажите, господин учитель,
от чего происходит слово „гетто"? Не от
Гёте?






стена


В одном храме выложили стену необычной мозаикой.
Из букв, цифр и крестиков.
То была мозаика из имен и фамилий,
из Адамов, Яковов, Циль и Давидов,
из Эмилей, Соломонов, Иосифов, Рахилей,
словом: из евреев.
И у всех был один надгробный камень,
холодный, гладкий, с тонкими прожилками.
И ни одного цветка возле них,
и не цвели здесь плакучие ивы,
и никто не ходил по тропинкам
с лейкой. Да и к чему поливать из лейки буквы?
Несколько раз сюда приходила женщина
и все искала на стене свое имя.
Мы ей говорили:
— Верно, вы ошибаетесь, пани,
вы еще живы.
Смотрите, пани, у вас в кошелке свежая капуста!
Но она водила по стенке маленьким,
почти детским пальчиком,
и продолжала искать свое имя.
— Нет, нет, — говорила она при этом, —
я тоже должна быть где-то здесь,
между Львом и Иосифом.


Tags: ashkenazi
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments